Анатомия науки: преемственность, которой уже нет

14 Ноя
2011

image

Данная статья опубликована мной по просьбе Hemdall, который в силу некоторых особенностей Блога не может пока сделать это собственноручно. Но делаю я это не просто по доброте душевной — с изложенным ниже я лично согласен на 100%, за исключением того, что, на мой взгляд, выводы автор делает слишком оптимистичные. Впрочем — судить вам.

Доброго всем времени суток!

Жаркая дискуссия по поводу Как «Фобос-Грунт» строился со всей очевидностью показывает, что большинство читателей просто не понимает, как устроены передача и развитие знаний в науке и что из того следует. А поскольку большая часть Блога, как я наблюдаю, очень молодые читатели, не обладающие в необходимом объёме пониманием, как все устроено, позволю небольшое напоминание.

Сначала опишу простые, но, как правило, не очень понятные многим условия в науке:
  • невозможно никого научить мгновенно какому-либо знанию;
  • невозможно никого научить перескакивая и пропуская этапы процесса изучения науки от азов до вершин;
  • роль наставника в науке играет куда более значительную роль, чем во многих других видах деятельности.
Путь в науку, как ни удивительно, начинается с зачисления в ВУЗ студента. В процессе обучения в течении нескольких лет до базового уровня, преподавательский состав формирует своё мнение о каждом студенте и его потенциальных возможностях, способностях и желаниях на основе отношения к учёбе, к выполнению работ, общественной активности и т.д.

Студенты получают необходимый объём базовых знаний и различные (часто достаточно сложные) задания, которые «отсеивают» тех, кто не имеет ни желания, ни способностей к науке. Для них, как правило, наука заканчивается сразу с получением диплома бакалавра\магистра. Для небольшой части оставшихся и имеющих желание сделать научную карьеру, путь — в аспирантуру.

В аспирантуру берут далеко не всех, кто хочет, а только тех, кого научный руководитель согласится к себе взять. В аспирантуре начинается уже настоящее обучение выбранной науке в определённом направлении (выполнение вполне конкретных исследований, изысканий, экспедиции и т.д.), поскольку аспиранты проводят под руководством наставника научные исследования, получая необходимый научный опыт, знания и нарабатывая свой собственный авторитет путём публикаций результатов своих работ в научных изданиях для получения рецензий на них от других авторитетных ученых.

Затем, спустя несколько лет, после защиты кандидатской диссертации, которая должна быть уже вполне серьёзной научной работой (обязательно с оригинальной научной темой, новизной и практической значимостью), имеющей рецензии по практическим результатам от других авторитетных учёных, аспирант становится настоящим учёным.

Защитив диссертацию, немногие оставшиеся бывшие аспиранты уже сами становятся научными руководителями, выбирающими себе аспирантов из числа студентов. Но в то же время они продолжают обучение и научную карьеру в докторантуре, получая очередную учёную степень — «доктор наук», на основе защиты следующей, значительно более объёмной «докторской» диссертации.

Очень важно понять — эта система работает непрерывно передавая и развивая знания от более знающих и опытных к молодым и менее опытным. Наличие значимого количества учеников у наставника имеет очень важное значение — поскольку люди изначально обладают разными способностями и в процессе обучения по бесчисленному множеству разных причин «отсеиваются» очень и очень многие. Наука — удел совсем не многих.

При этом есть очень важный момент: молодой учёный или аспирант, не имеющий значительных знаний и опыта, просто не способен ещё принять знания от пожилого, очень опытного учёного, который имеет серьёзный кругозор с пониманием сложностей далеко не очевидных взаимосвязей тех или иных знаний, фактов и выводов. Потому, кстати, в подготовке любой диссертации в обязательном порядке требуются официальные консультации у разных авторитетных учёных, т.е. фактически — обмен опытом и разъяснения понимания важнейших и тонких моментов.

Теперь, напомнив «как оно работает», можно попробовать изложить, что, собственно, произошло в нашей науке и чем это должно закончиться.

Потерянные поколения


Для понимания ниже приведён график — как в 90-е годы в связи с изменением общественного строя и уничтожением СССР сократилось количество учёных:

Рисунок
Численность научных работников (исследователей), ведущих исследования и разработки, в СССР и СНГ, тыс.

В основном сокращение коснулось аспирантов и кандидатов наук. Они по причинам недостаточного финансирования, падения престижа, ликвидации исследовательских лабораторий и институтов, массово ушли в бизнес и другие отрасли, никак не связанные с наукой.

Более пожилые учёные в основном остались в науке, а вот приток аспирантов стал просто мизерным. Последующие реформы образования последовательным и постоянным снижением стандартов образования фактически лишили нашу науку притока достаточно подготовленных молодых людей. Вернее, уровень подготовки студентов в современных университетах за редчайшими исключениями скатился до уровня выпускников советских специализированных средних школ.

Произошел сбой системы передачи знаний — из неё исчезли молодые поколения учёных. И данный провал продолжается уже 20 лет. А все эти годы лучшие специалисты с богатейшим опытом и знаниями мирового уровня уходят на пенсию, уезжают за рубеж и не могут здесь передать ни свой опыт, ни свои знания — за практически полным отсутствием тех, кому их можно передать.

Политика государства все эти 20 лет состоит в игнорировании науки как таковой за её ненужностью в «сырьевой сверхдержаве», и кроме громких деклараций о «нано-инновациях» практически ничего для поддержания науки не делается. Соответственно, мы последовательно теряем позиции даже в отраслях, которые ранее считались исключительно нашими — космосе, авиации, атомной энергетике. Не говоря уж о развивающихся современных — робототехнике, альтернативных источниках энергии и вычислительной технике.

Про другие отрасли науки даже и говорить нечего — провалы размером в целые поколения ничем восполнить нельзя. Даже если рассмотреть «фантастический» вариант, что завтра уже будут полностью заполнены все места молодыми учеными — уже нет времени подготовить их до уровня уходящих на пенсию. Физически невозможно подготовить выдающегося учёного без длительного практического опыта работы и селекции под руководством опытного наставника.

К чему это всё в итоге приведёт?


Всё очень просто — с уходом старых учёных возглавляемые ими научные направления и школы прервутся и умрут, поскольку нет никого, кто бы мог подхватить у них «эстафету» передачи знаний следующим поколениям. А значит наша наука как таковая исчезнет вообще, сохранится она на очень и очень немногих направлениях, а развиваться скорее всего вообще будет в единичных случаях.

Что с этим можно сделать? Ответ — ничего. Поезд давно ушёл.

Разве только сохранить архивы и работы учёных, может быть создать массивы хранения знаний, может быть какие-то нейронные и экспертные системы. Чтобы потом будущие учёные могли ознакомиться с систематически накопленным багажом опыта и знаний и использовать их в том или ином виде. Но даже и на всё это нужно государственное решение — т.е. государственная ЦЕЛЬ на годы вперёд и следующее за тем обеспечение для её достижения.

Пока же у нашего государства нет никакой осмысленной цели, соответственно — нет никакой научной политики, да и какого-либо желания развивать науку — тоже фактически нет.

Потому — рассчитываем на худшее надеясь на лучшее. А спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Спасибо за внимание.

И снова от своего имени: очень прошу не давать поспешных оценок в комментариях, а попытаться найти взвешенные и достойные контраргументы.
По материалам Хабрахабр.



загрузка...

Комментарии:

Наверх